ФорумГалереяРегистрацияВход

 

 Грехопадение

Перейти вниз 
АвторСообщение
Елена Гилберт
Я не буду настолько хорошей, какой вы хотите меня видеть
Елена Гилберт


Возраст : 28

Лист персонажа
Раса: Человек
Возраст: 18 лет
Отношения:

Грехопадение Empty
СообщениеТема: Грехопадение   Грехопадение Empty11.06.12 18:48

Название: Грехопадение
Автор: vd_fan
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Деймон/Елена
Краткое содержание: Елена приходит к Стефану, но... его нет дома! На что же склонит ее Деймон? Предупреждение: мой первый гет!
Отказ от прав: к сожалению, герои мне не принадлежат


Елена, одетая в красивый малиновый топик с глубоким вырезом, облегающие синие джинсы и золотистые туфли на высоком каблуке, шла, грациозно покачивая бедрами, по дорожке к дому братьев Сальваторе. Ее длинные темно-каштановые волосы развевались на ветру, а большие глаза заставляли вспомнить Бэмби. Однако в характере Елены не было ничего от маленького олененка. Вот и сейчас ее лобик испещрили суровые складочки, а пухлые губки были недовольно сжаты. Подойдя к двери, она поднесла к звонку наманикюренный пальчик и решительно надавила на выпуклую кнопку.

Деймон сидел в кресле, попивая виски. Его черная, обтягивающая мускулы рубашка была расстегнута, обнажая накачанную грудь.

Вампир хмуро смотрел на играющие в камине языки пламени. Огонь облизывал, ласкал тлеющие паленья, и Деймон представлял себе, как точно так же он мог бы с жаром ласкать Елену, прижимать к себе ее обнаженное тело...

Но Елена не принадлежала ему. Деймон нахмурился. Словно вылепленные из мрамора, идеальные черты его лица исказила маска грусти.

Неожиданно раздался звонок в дверь. Деймон залпом опустошил бокал, поднялся с кресла и упругой, уверенной походкой направился к двери.

Елена нажала на звонок еще раз, а потом еще. Звук разнесся по бесконечным комнатам замка серебистыми трелями, напоминающими пение соловья. В другое время Елена бы наверняка заслушалась, но сейчас ей было не до этого. Она была слишком сердита, и причиной ее недовольства являлся Деймон Сальваторе. Вот уже третью ночь он преследовал ее и во сне, и наяву. Вампир внезапно появлялся в девичьих грезах прямо среди бела дня, нашептывая волнующие непристойности. Чего уж говорить про ночи! Он проникал к каждый ее сон, превращая пасторальные картинки ее невинных фантазий в забористую порнушку. В результате ее трусики все время были мокрыми, а маленькие острые грудки вечно топорщились от возбуждения. Вот и сейчас, стоило Елене вспомнить про Деймона, ее соски превратились в тугие горошинки и натянули тонкую ткань топика. Между ног знакомо разлилась предательская влажность.

– О нет, – простонала Елена и со злостью пнула дверь. – Только не сейчас, пожалуйста!

Деймон прожил на этом свете сто с лишним лет, и его трудно было чем-либо поразить. Но Елене Гилберт это удалось.

Деймон ахнул от удивления, когда девушка его брата с порога сначала пнула его в коленку, а затем залепила пощечину. После чего она гордо прошествовала внутрь имения, весьма эротично покачивая бедрами – член в штанах Деймона призывно дернулся.

– Елена, как это понимать?

– Как понимать?! И ты меня об этом спрашиваешь?

Все еще прижимая ладонь к щеке, Деймон непроизвольно скользил взглядом по объекту своих желаний, отмечая каждый мягкий изгиб, каждую сексуальную деталь.

– Ты снишься мне каждую ночь! Я требую, чтобы ты перестал насылать на меня эти… эти… пошлые фантазии!

Деймон удивленно вскинул брови.

– Я снюсь тебе в пошлых фантазиях?!

– Я грежу тобой круглосуточно! – в запале выкрикнула Елена. Дело в том, что от вида Деймона и его расстегнутой рубахи ее трусики уже давным-давно промокли насквозь, и липкая влага потекла по внутренней стороне бедер.

Деймон сразу и не сообразил, кто реагирует на это высказывание быстрей – его разум или его член, который больно уперся в жесткий материал джинсов, громко требуя, чтобы его освободили.


Елена пыталась не смотреть сниз, но предательская выпуклость модных черных джинсов Деймона против воли притягивала взгляд. Под напором напряженной плоти штаны, казалось, даже немного потрескивали. Создавалось впечатление, что средоточие мужественности вампира готово вот-вот проделать себе выход. На ткани джинсов Сальваторе-старшего медленно расползалось большое пятно, лучше всяких слов говорящее о его возбуждении.

Во рту у Елены стало сухо, а вот в трусиках – наоборот. Влага из туннеля ее женственности текла так обильно, что доставала уже до щиколоток. Гилберт готова была сорвать с себя одежду и отдаться брату своего бойфренда прямо здесь, но принципы ей не позволяли. Она всегда считала, что спать с двумя мужчинами одновременно неправильно. Хотя Кэтрин Пирс, в которую когда-то были влюблены эти двое, наверняка бы с ними не согласилась.

Между тем Сальваторе-старший решил больше не терять времени. Преодолев расстояние между ними, он прижал к себе Елену и накрыл губы девушки своими. Гилберт замерла. Вообще-то она пришла отчитать Деймона за неприличные сны, причиной которых он являлся. Таков был план. Однако теперь, когда его язык раздвигал ее губки, стремясь проскользнуть в глубину ее сжимающейся носоглотки, в него определенно следовало внести свои коррективы. Однако ее тело решило по-другому. Правая нога брюнетки сама собой поднялась и обвилась вокруг талии вампира, в то время как ее левая рука вцепилась в волосы на затылке мужчины, притягивая Деймона еще ближе.

– О, Елена, – сказал вампир.

– О, Деймон! – ответила Елена.

Слова, впрочем, скорее угадывались, чем были слышны: их языки начали дикий неутомимый танец любви, напоминающий смертельную битву. Они сталкивались, скользя друг по другу, пока их обладатели не поняли, что задыхаются. Точнее, поняла Елена — Деймону отсутствие воздуха ничем не грозило.
Вместе с приступом кислородного голодания к девушке пришло осознание того, что она делает. Она целуется с братом своего мужчины! И трогает его голый торс! И позволяет засунуть язык себе в горло! Это, безусловно, было непростительно. Нужно было бежать, пока не стало слишком поздно.

Брюнетка отступила, глядя на голубоглазого вампира расширившимися от страха и удивления влажными карими глазами.

– Нет, Деймон! – решительно скаазала она. – Это неправильно! Мы не должны...

Но у Сальваторе-старшего было чем ей возразить.

– Елена, – с жаром прошептал Деймон неожиданно охрипшим голосом. И потянулся к ширинке. Плевать, даже если Елена ему не даст. Но терпеть он больше был не в силах. – Посмотри, что ты со мной делаешь.

Елена зажмурила глаза, закрыла лицо ладонями, но все равно не смогла удержаться и не подглядеть.

Деймон резко расстегнул ширинку – член немедленно выпрыгнул наружу, освобожденный из плена. Елена ахнула и открыла глаза, не в силах оторвать глаз от прекрасного зрелища. В отличие от Стефана, который не мог похвастаться внушительными размерами, член Деймона был длинным — сантиметров пятьдесят – и толстым: Елена точно знала, что если попытается обхватить его ладонью, ее маленькие пальчики не сомкнутся.

Но ей все равно нестерпимо захотелось проверить эту теорию.

Она протянула руку и коснулась копья его желания. Бордовая головка напряглась и выпустила из самого кончика густую каплю. По виду орган Деймона, изо всех сил прижатый к животу, действительно напоминал копье — только очень большое. Возможно, это было копье великана. В окружении двух крупных мохнатых яичек, которые так и хотелось погладить, словно маленьких пушистых белочек. Наверное, это не самый сильный образ, который мог бы прийти в голову Елене, однако ее мысли как будто бы взорвались, а потом слиплись. Никогда в жизни Елене еще не приходилось видеть ничего подобного. Вишенка ее страсти запульсировала между ног, и девушка почувствовала непреодолимое желание освободиться от тесной одежды и напрыгнуть на вампира. Однако принципы все еще держали ее в своих объятиях.

Но Деймону было уже плевать на ее принципы.

– Елена, умоляю, дотронься до него…

– Но я не могу! Я же встречаюсь со Стефаном!

– Я не прошу тебя заняться со мной сексом. Я прошу о помощи. Как друга. Ты же видишь, я страдаю, – Деймон посмотрела на нее своими невозможными ледяными глазами и лед в этих глазах начал плавиться, обнажая его душу. Светлую, чистую душу.

Елена нервно сглотнула. Она всегда была доброй девушкой и сейчас отчетливо понимала, что Деймону действительно плохо, а она может помочь – облегчить его муки.

И Елена робко потянулась к его красной, пульсирующей дубинке.

Его глаза закатились, и вместо небесно-голубых глаз показались белки (от автора – тут имеются в виду не маленькие пушистые зверьки, из которых любил пить кровь ее бойфренд, а просто задняя стенка его глаз). Елена шлепнулась на колени и поднесла пухлые губки к тупой вершинке. Она все еще сомневалась, что сумеет раскрыть рот так широко, а потому колебалась, глядя вблизи на стрелу Амура, готовую пронзить ее истекающее соком естество. Или что-нибудь еще. А потом высунула язык и жадно слизнула прозрачную каплю густой жидкости, выступившую из расщелины на головке.

Деймон издал полустон-полурык, когда ее чудесный рот поглотил его напряженное естество. Он посмотрел на Елену – она глядела на него своими восхитительными, слегка выпученными от напряжения глазами, и была самой красивой девушкой на земле. Девушкой с его копьем во рту.

Деймон запустил пальцы в ее мягкие, шелковистые волосы, от которых пахло пряной смесью корицы и базилика, и сделал несколько поступательных движений. Елена ответила на его манипуляции эротичным мычанием.

Жаркая мокрая пещера ее рта сводила Деймона с ума – он гортанно стонал и он очень боялся разлиться в нее раньше времени. Поэтому когда Елена начала облизывать его набухшее орудие гибким язычком, Деймон застонал особенно громко и высоко, так что задрожали старинные вазы династии Цинь, и снял Елену с себя с характерным чпокающим звуком.

Одним движением он сорвал с Елены узкие джинсы, словно кожуру с кукрузного початка. А потом сказал низким от напряжения голосом:

– Повернись, любовь моя! Сейчас папочка трахнет тебя как следует!

Елена никогда не любила всякие грязные словечки, но из уст Деймона они невероятно возбуждали. Путаясь в сползших до щиколоток и мокрых от возбуждения штанах, она повернулась и отклянчила свой красивый круглый зад, чтобы вампиру было удобней.

Но мужчина не торопился. Сначала он собирался немного подразнить ее пимпочку, чтобы подготовить к вторжению своего гиганта. Он тер маленькую набухшую фасолинку, безжалостно выкручивая ее в разные стороны, пальцами другой руки растягивая ее маленькую дырочку, в то время как его брюнетка извивалась от удовольствия.

И вот Деймон решил: пора.

Сначала он протолкнул внутрь один палец, затем второй. А потом и третий – напряженные стенки ее манящего туннеля постепенно расслаблялись, словно втягивая пальцы в себя, как особо мощный пылесос.

Елена прикусила губу, чувствуя, как напрягшиеся острые соски ее грудей вот-вот проткнут шелковую ткань топика.

Деймон понял, что Елена готова, когда сладкая влага ее желания залила ему всю руку.

И он приставил рвущийся в бой кинжал к ее розовой раковине.

Елена ощутила небывалое возбуждение, а еще – страх. Внизу живота что-то пульсировало и шевелилось, будто внутри нее посилился неведомый ей монстр. Она никогда не заходила со Стефаном так далеко. Коленки задрожали.

– Деймон, я… – испуганно шепнула она и вся напряглась, почувствовав, как нечто огромное и горячее, словно каленое железо, пытается проникнуть внутрь.

–Я знаю, Елена. Просто расслабься, не сжимайся так. Пусти меня! – с жаром выдохнул Деймон на ухо.

«А ведь точно, ведь вампира нужно пригласить войти, как я могла забыть!», – осенило Елену.

– Прошу, входите, мистер Сальваторе.

– Благодарю вас, мисс Гилберт, – церемонно сказал Деймон и с силой насадил подружку своего младшего брата на свое пульсирующее копье желания. Клыки вылезли из его челюстей, когда его ноздри ощутили запах крови, рекой полившейся между нежных складочек ее женственности.

– Аааа! – вскрикнула она, вцепившись обеими руками в стол. Ее наманикюренные ноготки процарапывали в стекле широкие полосы, когда Сальваторе снова и снова надевал ее на свой мощный ствол. А когда ее шею пронзили вампирские клыки, она была просто готова потерять сознание.

Но тут Деймона словно ударило молнией – что он делает?! Это же его нежная Елена, а не страстная Кэтрин, которая любила погорячее!

– Елена, хорошая моя, любимая моя, свет в темном царстве моей мрачной жизни! – зашептал он, поглаживая крепкие как орех девичьи бедра.

– Деймон, – всхлипнула Елена, ощущая себя заполненной до основания. Его пульсирующий орган проникал в самые потаенные глубины ее живота. И где-то на грани боли, на грани стыда и мучений скрывался тонкий, робкий намек на возможное неземное удовольствие, о котором Елена так часто читала в бульварных романах.

– Тихо, любимая, не шевелись, – и Деймон начал совершать приземистые выпады, то полностью покидая ее тело, то заполняя его целиком, задевая какие-то неведомые струны в ее животе, отчего внутри Елены словно закопошилась стая бабочек, щекоча ее своими тонкими крылышками изнутри. Боль постепенно уходила в историю.

Змея его страсти скользила в ее влажных ножнах, доставляя неземное удовольствие. С каждым ударом он проникал все глубже и глубже, пока Елене не показалось, будто она чувствует его в районе горла. Тогда она попробовала начать сжимать нежные стеночки своей «женской тюрьмы» — все в том же бульварном романе она читала, что мужчинам такие ласки особенно приятны.

Судя по всему, она не ошиблась в своих догадках, потому что Деймон вдруг захрипел, нежно, но страстно сжимая ее грудь, и потоки спермы оросили ее зовущее естество.

– Елена, – прорычал ее имя Деймон и потянулся длинными пальцами к пульсирующему бутону ее страсти. Там, среди нежных складочек, скрывалась маленькая, напряженная бусинка, словно морская жемчужина в перламутровой раковине – ее-то Деймон и принялся ласкать. Он щекотал ее острыми кончиками коротких ногтей, теребил мягкими, словно кошачьими, подушечками пальцев.

Его шланг все еще извивался внутри нее, практически не уменьшаясь в своих огромных размерах и разливаясь потоками жидкого семени. И Елена вдруг почувствовала, как внутри словно поднимается волна цунами, грозя утопить, погрести ее под собой.

Елена закричала, достигая самых высоких октав, когда все конечности разом свело томительной, сладостной судорогой, заставляя тело выгибаться под самыми неожиданными углами. Перед глазами взорвались и закружились звезды, планеты, галактики, а низ живота как будто затопило потоком горячей лавы.

На лбу выступила испарина, и Елена рухнула на пол. Деймон упал сверху, но измученное ласками тело даже не почувствовало боли и возможных ушибов.

– Это был твой первый оргазм, Елена, – просветил Деймон девушку. На всякий случай.

__________________________
Обретая вторую половину сердца, ты, наконец, начинаешь понимать зачем живешь ...

Грехопадение 1591930_elena_gilbert_i_ketrin_pirs_pic
Вернуться к началу Перейти вниз
https://vampire-diares.forum2x2.ru
 
Грехопадение
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
TVD: Verbena, blood, love :: Общение вне игры :: Фанфики-
Перейти: